Ставрополь

Филологическая книга СГУ


 

Вернуться к началу.

Ставрополь. История города и Края.

Филологическая книга СГУ

Положение город а Ставрополя

Город Ставрополь лежит под 45° 3’ 5’’ северной широты и 10° 49’ 33’’ восточной долготы по С.П. меридиану. Он расположен между реками: Ташлою и Мутнянкою.

Местоположение города Ставрополя

Местоположение города Ставрополя представляет большую высоту, состоящую из нескольких уступов и образую­щую по течению рек и ручьев глубокие овраги. Высота эта к северу ограничивается крутою покатостью, составляю­щею береговой скат реки Ташлы, к северо востоку образует мыс, на котором построена крепость. Отсю­да до родников реки Мутнянки она имеет слабую покатость на восток, на которой берут начало свое ручьи, составляю­щие чрез свое соединение речку Желобовку, но, подходя к родникам реки Мутнянки, покатость ее делается круче и, обогнув реку Мутнянку, выдается мысом у винного подвала и образует таким образом глубокое русло этой реки. От винного подвала высота эта имеет крутую покатость на 10 сажень9 и подходит каменным уступом к роднику Карабину, потом, обойдя этот ручей и образовав отлогий хребет, простирается между означенным ручьем и рекою Мамайкою, составляя берег сей последней реки. Высоты за рекою Ташлою, простираю­щиеся к Круглому лесу, имею т также общее склонение на восток и состоят из уступов, по наружному своему образованию они похожи на высоты, простираю­щиеся на правом берегу этой реки.

Новости Ставрополя / Карта Ставрополя / Погода ставрополь

Афиша Ставрополя / Ставропольский форум

Контакты

Скачать логотип


icq-961229
e-mail-написать
tel-89187528737

Раздел статей
БеSPредеL
О жизниО любви
Мужчина и Женщина
ForУмные игры
ЮмоR
Другая сторона
Компьютерный RaZдел
ОпRоSы
В мире науки.
С.М.И.

1957 Краснов Ставрополь на Кавказе часть 4

К концу 1778 года в Ставрополе (в крепости и станице) было выстроено 213 различных построек.

В феврале следующего года Ставрополь посетил Алек­сандр Васильевич Суворов. 2 января 1779 года, временно сдав командование Крымским и Кубанским корпусами пол­ковнику, Бригману, он выехал из Евпатории в отпуск в Полтаву. Однако Суворову не дали отдохнуть. Не прошло и десяти дней, как от Румянцева был получен приказ срочно осмотреть укрепления на Кавказе, а также проинспектировать несение службы по границе. К этому времени отношения и с горцами, и с прикубанскими татарами осложнились. В нарушение прямых указаний Суворова не предпринимать наступательных действий и «не меньше оружия поражать противника человеколюбием» командир Кубанского корпуса Райзер, снарядив экспедицию за Кубань, начал там военные действия и разорил один аул. Вскоре он самым опрометчи­вым образом оскорбил одного из ногайских султанов.

Суворов, устранив все инциденты на границе, 23 февраля послал Румянцеву письмо, в котором описывает результаты своей поездки: «…На Кубани, Сиятельнейший граф! точно тихо. Касайский Аслан Гирей вывел паки (снова — Г.К. ) несколько российских захваченных. Я с ним виделся в Ставропольской крепости: сих султанов стараюсь я всемерно содержать в содружестве словом и посредственной мздою. 8 Один из них, разбойничествующий Дулак, не вовсе ещё покорён: чуть недавно в драке не потерял головы и думаю, что утихнет. Всё то зависит от оспалости (сонного состояния — Г. К. ) кубанского российского начальника».

Вслед за этим письмом Суворов послал Румянцеву рапорт, из которого видно, что в феврале 1779 года Суворов посетил все семь крепостей Азово-Моздокской линии, а также два её редута: Алексеевский (теперь село Сергеевское) и Бешпагирокий (теперь село Бешпагир). Далее он проехал по укреплённой линии вдоль по Кубани и через Азов — Бердянск возвратился в Крым.

Укрепления на Азово-Моздокской линии к его приезду были не только выстроены, но и заселены. В казацких станицах он насчитал 940 семейств, а в Ставрополе, по его донесению, находилось: «...семь эскадронов Владимирского драгунского полку при полковом командире. Хопёрского казачьего полку 140 семей, артиллерии 10 орудиев». Бли­жайшим к Ставрополю укреплением на Кубани был фельдшанец Державный (теперь станица Николаевская, Красно­дарского края), находившийся в 27 верстах.

Весной 1779 года Турция совершила коварный дипломатический манёвр. Подтверждая условия Кучук-Кайнарджийского мирного договора, она «торжественно» обещала прекратить провокации в Крыму и на Северном Кавказе, но за это потребовала удаления русских войск из Крыма, с Кубани и снесения укреплений, построенных Суворовым.

Поверив искренности турецких намерений, русское пра­вительство приказало срыть все укрепления по реке Кубани, а Кубанский корпус отвести за Дон. Но как только эти укрепления были уничтожены, а войска отведены за Дон, турецкие агенты распустили слух о том, что сделано это из-за боязни русских перед «могущественной Портой», что Турция введёт на Северный Кавказ свои войска и вытеснит оттуда русских.

Вторично нарушив свои клятвы на верность России, горские князья, подстрекаемые турками, летом 1779 года предъявили Якоби ультиматум: снести все укрепления Азово-Моздокской линии (в том числе и Ставропольскую кре­пость), а корпус отвести за Астрахань.

Получив от Якоби категорический отказ, горские князья, не дождавшись помощи от турецких войск, открыли военные действия против линии. Неожиданные нападения их отрядов застали русские войска врасплох. Их воинские части были разбросаны по всей границе и только у Павловской крепости было сосредоточено в лагере около двух тысяч солдат.

Летом горский князь Дулак Султан с большим отрядом воинов переправился через Кубань и бросился на небольшой Алексеевский редут, но редута взять не смог и отступил с большими потерями. Такая же участь постигла его и у стен Александровской крепости.

Самое жестокое поражение Дулак понес у Ставропольской крепости, на которую напал его главный полуторатысячный отряд. Сильным ружейным и пушечным огнем атака была отражена, затем конной контратакой русских отряд Дулака был рассеян.

Вскоре на помощь правофланговым крепостям линии из Ставрополя выступил Владимирский драгунский полк. В сентябре на его место в Ставрополь прибыл Ладожский пехотный полк.

После ликвидации Кубанской линии крепостей и отвода корпуса за Дон граница от Ставрополя до Дона оставалась открытой. Чтобы прикрыть этот рубеж, решено было продолжить строительство Азово-Моздокской линии и построить крепости: Московскую и Донскую. Обе крепости строились солдатами Ладожского пехотного полка и в сентябре сле­дующего года были закончены постройкой.

Десятая (последняя) крепость Азово-Моздокской ли­нии — Константиногорская (взамен Владимирской) была заложена генерал-поручиком Якоби на месте теперешнего Ново-Пятигорска. Строилась она в течение 1780—81 годов.

После окончания постройки Азово-Моздокской линии многие горцы ушли от своих феодалов и с разрешения Потёмкина поселились за русской укрепленной границей. Эти горцы похитили у своих князей большое количество русских пленных, привели их с собой на линию и избавили, таким образом, от продажи в турецкое рабство.

В Ставрополе в 1779—80 годах солдатами Ладожского полка были выстроены 24 казармы и крупные военные склады, а за крепостным валом — пять госпиталей. За эти же годы казаками в станице было построено 169 домов 18 продуктовых лавок и две торговых бани. В центре станицы из дубового и ясеневого леса выстроили церковь.

Станичные казаки несли сторожевую службу на границе, обеспечивали почтовую связь между крепостями, а в свободное время занимались хозяйством: распахивали целинные земли, разводили домашний скот, рассаживали фруктовые сады. На речке Ташле они выстроили пять водяных мельниц.

Однако проживание в Ставрополе продолжало оставаться тревожным. Нередко появлялись враждебные отряды горцев, угонявших от стен крепости лошадей, волов, захватывавших в плен работавших в поле казаков, где им грозила смерть или продажа в рабство.

С течением времени усилению обороны Ставрополя, важнейшей крепости на Северном Кавказе, придавалось все большее значение. Поэтому кроме расположенных в крепости войск, а в станице — казаков, по указу военной коллегии (так называлось тогда военное министерство) в нем селились и отставные солдаты. В 1779 году в Ставрополь прибыли первые 332 отставника и приступили к основанию солдатских слободок. Для обзаведения хозяйством им выдавалось денежное пособие, лошади, коровы и волы, а «как пограничным жителям — оружие для самозащиты».

часть 5

Администрация города Ставрополя / Ставропольский государственный университет /
Ставропольский государственный краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

При использовании материалов книги не забывайте об авторских правах и указывайте пожалуйста ссылку на ресурс.

Издательство Ставропольского государственного университета, 2007


cron