Ставрополь

Филологическая книга СГУ


 

Вернуться к началу.

Ставрополь. История города и Края.

Филологическая книга СГУ

Положение город а Ставрополя

Город Ставрополь лежит под 45° 3’ 5’’ северной широты и 10° 49’ 33’’ восточной долготы по С.П. меридиану. Он расположен между реками: Ташлою и Мутнянкою.

Местоположение города Ставрополя

Местоположение города Ставрополя представляет большую высоту, состоящую из нескольких уступов и образую­щую по течению рек и ручьев глубокие овраги. Высота эта к северу ограничивается крутою покатостью, составляю­щею береговой скат реки Ташлы, к северо востоку образует мыс, на котором построена крепость. Отсю­да до родников реки Мутнянки она имеет слабую покатость на восток, на которой берут начало свое ручьи, составляю­щие чрез свое соединение речку Желобовку, но, подходя к родникам реки Мутнянки, покатость ее делается круче и, обогнув реку Мутнянку, выдается мысом у винного подвала и образует таким образом глубокое русло этой реки. От винного подвала высота эта имеет крутую покатость на 10 сажень9 и подходит каменным уступом к роднику Карабину, потом, обойдя этот ручей и образовав отлогий хребет, простирается между означенным ручьем и рекою Мамайкою, составляя берег сей последней реки. Высоты за рекою Ташлою, простираю­щиеся к Круглому лесу, имею т также общее склонение на восток и состоят из уступов, по наружному своему образованию они похожи на высоты, простираю­щиеся на правом берегу этой реки.

Новости Ставрополя / Карта Ставрополя / Погода ставрополь

Афиша Ставрополя / Ставропольский форум

Контакты

Скачать логотип


icq-961229
e-mail-написать
tel-89187528737

Раздел статей
БеSPредеL
О жизниО любви
Мужчина и Женщина
ForУмные игры
ЮмоR
Другая сторона
Компьютерный RaZдел
ОпRоSы
В мире науки.
С.М.И.

1957 Краснов Ставрополь на Кавказе часть 8

В 1842 году в Ставрополе открылся первый театр. Но походил он скорее на балаган. Посещали его плохо, и театр вскоре закрылся. Через три года был выстроен новый каменный театр, по наружному и внутреннему виду не уступавший лучшим театрам других губернских городов (теперь здание клуба имени Блинова, проспект Ворошилова № 7).

На сцене этого театра в 1846 году были показаны «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизор» Гоголя, «Гамлет» Шекспи­ра, «Разбойники» Шиллера.

Первая общественная библиотека с 546 томами книг бы­ла открыта 29 декабря 1852 года. Спустя три года в ней уже находилось 1459 томов, 13 географических карт и один глобус. Губернская библиотека была платной. Со служащих брали за чтение книг один процент от получаемого жалованья, а с остальных 7 рублей в год. Открывалась она два раза в сутки — утром и вечером. При библиотеке имелся читальный зал, где посетители читали свежие газеты и журналы.

Жизнь Ставрополя как военного центра Кавказа была своеобразной. Верховную власть в городе и губернии осуществлял командующий войсками, он же — губернатор. Большинство жителей было занято обслуживанием войск или находилось на воинской службе. Из 14-тысячного населения Ставрополя в 1849 году 44% составляли солдаты, офицеры и члены их семей.

Характерными чертами городской жизни были встречи и проводы воинских частей, размещение и обучение новобранцев, приезды старших начальников, смотры и военные парады.

Усталыми и запылёнными прибывали в Ставрополь новобранцы. Их распределяли по частям, переодевали, а на прилегающих к казармам улицах и площадях муштровали. Начальствующих лиц встречали торжественно, с помпой. Город иллюминировали и украшали. Въезд в Став­рополь на расстоянии одной версты освещали зажжённые смоляные бочки. Вдоль большой Черкасской улицы и перед домом командующего войсками тысячами горели плошки. Бульвар освещали фонарями, по городу взлетали разноцветными огнями фейерверки. На Александровской площади (теперь площадь имени Ленина) проводили смотры и военные парады. По случаю благополучного прибытия начальников-господ духовенство устраивало в церквах благодарственные молебны. Местные дворяне и купцы давали роскошные балы и обеды.

Без каких бы то ни было встреч прибывали раненые с фронта. Размещали их в 4 двухэтажных корпусах на 200 человек каждый. Улица, на которой стояли эти дома, были названа Госпитальной (теперь улица Ленина).

В июле 1847 года Ставрополь посетил Николай Иванович Пирогов — замечательный учёный, патриот, основа­тель русской и мировой военно-полевой хирургии. Ехал он на Кавказский фронт для показа хирургических операций с усыплением раненых серным эфиром прямо на фронте, в полевых условиях. Перед его приездом в городе было получено распоряжение о приготовлении в местной аптеке 40 фунтов эфира. Интересны путевые впечатления Н.И. Пирогова:

«Проезжая через необозримые степные луга между Доном и Ставрополем, никак нельзя подумать, что приближаешься к грозным высотам Кавказа… от Ставрополя едешь, будто сидя в ароматической ванне. Нигде мне не случалось встретить такие необозримые пространства, как будто бы нарочно засеянные различными породами шалфея, богородицкой травою, солодковым корнем, диким лавендулом и проч.»

Сделав 100 полевых операций на фронте и многочисленные операции в кавказских госпиталях, Пирогов в ноябре выехал из Тифлиса в Ставрополь. После осмотра раненых и госпиталя он сделал следующее заключение: «В Ставрополе находится один из больших военных госпиталей Кавказа, но в него поступает гораздо менее хирургических оперативных случаев, нежели в другие небольшие госпитали, находящиеся ближе к месту военных действий…». Из Ставрополя Николай Иванович Пирогов отправился в Тамань и далее в Крым.

В январе 1854 года в Ставрополе побывал Лев Николаевич Толстой. Ехал он с Кавказа в Россию после получения первого офицерского чина. Разочарованный в дворянской культуре, Лев Николаевич рассчитывал, что в далёком от центра России Ставрополе не увидит её, но, как пишет он в своём произведении «Казаки», «Ставрополь, через который он должен был проезжать, огорчил его. Вывески, даже французские вывески, дамы в коляске, извозчики, стоявшие на площади, бульвар и господин в шинели и шляпе, проходивший по бульвару и оглядывавший проезжих, — больно подействовали на него».

Кавказской экзотики, которую надеялся встретить 27-летний Толстой, в городе уже не было. Ставрополь в то время был точной копией губернских городов Центральной России. Кавказская экзотика была делом «давно минувших дней, преданьем старины глубокой».

* * *

Кроме военных, купцов и мещан, в Ставрополе в то время проживало около тысячи крепостных крестьян. О жестоком обращении помещиков со своими дворовыми свидетельствует сохранившееся «дело» с жалобой крепостных Марфы и Наталии Талановых на ставропольскую чиновницу дворянку Зазулевскую. В жалобе, поданной 1 ноября 1847 го­да, крепостные рассказывали, что часто без всякой причины их избивает хозяйка, что Зазулевская никогда их не одева­ла, а всю одежду и обувь заставляла приобретать работой на других господ; кормила их барыня только постными щами и просяным хлебом. В избиении Натальи принимали участие и дети Зазулевской, при этом из головы Наталии выр­вали большое количество волос. Эти волосы были прило­жены к жалобе (в настоящее время жалоба и «вещественное доказательство» — вырванные волосы — экспонированы в Краевом музее).

Закончилось «дело» тем, что крепостных крестьянок по­садили в тюрьму.

С 1 января 1850 года в городе стала выходить первая печатная газета «Ставропольские губернские ведомости», ор­ган помещиков-крепостников. Выпускалась она один раз в неделю, по субботам. Содержание газеты делилось на два отдела: общий и местный. В общем отделе печатались статьи и сведения, относящиеся ко всему государству. Мест­ный отдел разделялся в свою очередь на официальную и не­официальную части. В последней описывались местные события, природа и история края, давались хозяйственные советы, объявления частных лиц.

С первых же номеров в общем отделе (для сведения всего государства) помещались извещения о розыске беглых крепостных крестьян. Например, статский советник Ясинин разыскивал бежавшего от него дворового Леонтьева Василия и описывал его приметы: «37 лет от роду, роста среднего, глаза серые, рот и подбородок умеренные, волосы на голове, усах и бороде темнорусые, усы и борода небритые».

В этом же отделе помещались сведения о пойманных крепостных, так называемых «бродягах».

Так, в номере 8 за 1854 год Губернское правление извещало, что задержаны Зуйко Герасим, Листоферов Александр, Савва Воловик и Анастасия Усачева с дочерью Прасковьей. Наружность их описывалась подробно. Усачева была «28 лет от роду, роста 2 аршина 3 вершка, волосы на голове русые, глаза голубые, нос умеренный, лицо чистое; дочери ея Прасковьи полтора года».

Расправа была такова: Зуйко попал в арестантскую роту, Воловик и Листоферов в рекруты. У Усачевой отняли малолетнюю дочь и отдали в ставропольский приказ об­щественного призрения, а её сослали в Сибирь.

Особую ненависть властей вызывали крестьяне, скрывавшие свою крепостную зависимость. В газете, например, сообщалось, что Никита Непомнящий и Андрей Знакомый получили по 40 ударов розог, на их руках выжжен условный знак «Б», на год они направлялись в арестантские роты затем на поселение в Сибирь.

Увеличивая свои богатства, дворяне и купцы всё больше разоряли трудовое население Ставрополя и губернии. В «Кавказском календаре» на 1855 год появилась любопытная заметка, в которой сообщалось, что «число бедных в нашем городе весьма велико». В то же время привилегированные классы лицемерно показывали свою благотвори­тельность. Приказ общественного призрения устраивал бес­платные обеды для нескольких десятков бедняков. Небольшое количество старух и стариков помещали в богадельни, а для «успокоения увечных воинов» была «учреждена не­большая библиотечка из назидательных сочинений». Все эти подачки широко рекламировались как «щедрость» поме­щиков и купцов для «народа». Надо к тому же сказать, что бедняки, которых кормили обедами и устраивали по богадельням, были разорившиеся и опустившиеся чиновники и дворяне. К таким «беднякам» относились: родившаяся от благородных родителей и воспитанная в «хорошем» обще­стве вдова надворного советника Лазаренкова; проигравший­ся в карты коллежский советник Кушкарев; коллежская се­кретарша Горохова, жизнь которой до пьянства мужа протекала «ручьем светлым и игривым»; жена штабс-капитана Рихтер и другие. Всех этих лиц буржуазия называла «наши бедные».

Бедняков из простого народа городские власти пресле­довали и сажали в тюрьму. В 1853 году в ставропольской тюрьме, кроме пересыльных арестантов, содержалось 595 заключённых, из них за бродяжничество и уклонение от крепостной зависимости сидело 444 человека.

Борьба против помещичьего гнёта часто выливалась в открытые бунты крепостных. Такой бунт произошёл в 1853 году в селе Маслов Кут. В нём участвовало более 2 тысяч вооруженных дубинами и камнями крепостных 10 января к селу прибыли пехотные части, казаки и артиллерия Крестьяне поклялись «скорее погибнуть всем, но помещику, угнетавшему их не подчиняться». На площади села они устроили баррикады их телег, бочек, за которыми укрылись в ожидании нападения. До столкновения крестьян с войсками местный священник пытался усмирить непокорных. Однако крестьяне закричали: «Вы, отцы, не христиан увещевать, а проклятого помещика защищать вышли».

Наконец с речью к восставшим обратился сам ставропольский губернатор Волоцкий: «У царя более 60 миллионов верноподданных. Как же вы хотите, чтобы для вас одних государь переменил законы? Вы — крепостные Калантаровых, а потому обязаны повиноваться им беспрекословно... ступайте расходитесь по домам». Крестьяне не расходились и кричали: «Волю хотим, волю». Разъярённый губернатор приказал открыть огонь из орудий. Шестнадцатью залпами из пушек было убито и ранено 340 крепостных. Несколько сот крестьян сослали в Сибирь, а 60 из них посадили в ставропольскую тюрьму. Из тюрьмы эти крестьяне писали наместнику Кавказа, что уже третий год невинно содержатся в тюрьме единственно за то, что «искали вольности от тира­на, державшего их в рабстве».

Весь ход экономического развития страны толкал к унич­тожению крепостного права. Крымская война, закончивша­яся поражением царизма, ослабила самодержавие. Расстро­енная экономика и непрекращающиеся восстания крепостных крестьян вынудили царское правительство отменить в 1861 году крепостное право.

Положение и манифест были получены в Ставрополе 23 марта, но объявить его разрешалось только после того, как «обнародование будет совершено в соседнем со Ставрополь­ской губернией Войске Донском». Поэтому в Ставрополе положение и манифест были обнародованы лишь 18 апреля 1861 года.

В этом манифесте царская милость была не для крестьян, а для помещиков-дворян. В.И. Ленин писал, что «Пре­словутое «освобождение» было бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом насилий и сплошным надругательством над ними».

Лучшие земли продолжали оставаться у помещиков. Зем­ли у крестьян оказалось меньше, чем было до реформы. Так, в пользовании у крепостных крестьян в Ставропольской гу­бернии было 63 536 десятин земли, а при «освобождении» они получили только 26 401 десятину. Остальную землю 37 135 десятин отрезали в пользу помещиков.

Таких колоссальных «отрезков» не знала ни одна губерния России. Кроме этого, за само «освобождение» и оставшиеся у крестьян наделы помещики получили 2 миллиона рублей. Ставропольские крепостные, «ободранные до нитки, вышли на свободу», находясь фактически опять в за­висимости у дворян. Неудивительно, что и после отмены крепостного права продолжались волнения крестьян, и на усмирение их посылались войска.

* * *

Многолетняя борьба за Кавказ закончилась полной победой России . Англо-турецкие планы завоевания Кавказа потерпели провал. В августе 1859 года Шамиль был пленен и 7 сентября , окружённый усиленным конвоем , был доставлен в Ставрополь, а через день направлен в Петербург. В шестидесятых годах военные действия на фронтах прекра­тились. Генеральный штаб войск Кавказской линии и Черномории в Ставрополе, а за ним и другие многочисленные штабы и армейские учреждения были ликвидированы. Вскоре движение войск через город приостановилось, закончились и военные поставки для армии. Ставрополь перестал играть роль руководящего военного центра.

Начинались мирные преобразования Кавказа. 20 февраля 1860 года указом сената правое крыло Кавказской укреплённой линии было названо Кубанской областью, левое крыло — Терской. Всё пространство, находившееся к севе­ру от Главного Кавказского хребта, включая Терскую, Ку­банскую области и Ставропольскую губернию, получило на­звание Северного Кавказа.

часть 9

Администрация города Ставрополя / Ставропольский государственный университет /
Ставропольский государственный краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

При использовании материалов книги не забывайте об авторских правах и указывайте пожалуйста ссылку на ресурс.

Издательство Ставропольского государственного университета, 2007


cron