Ставрополь

Филологическая книга СГУ


 

Вернуться к началу.

Ставрополь. История города и Края.

Филологическая книга СГУ

Положение город а Ставрополя

Город Ставрополь лежит под 45° 3’ 5’’ северной широты и 10° 49’ 33’’ восточной долготы по С.П. меридиану. Он расположен между реками: Ташлою и Мутнянкою.

Местоположение города Ставрополя

Местоположение города Ставрополя представляет большую высоту, состоящую из нескольких уступов и образую­щую по течению рек и ручьев глубокие овраги. Высота эта к северу ограничивается крутою покатостью, составляю­щею береговой скат реки Ташлы, к северо востоку образует мыс, на котором построена крепость. Отсю­да до родников реки Мутнянки она имеет слабую покатость на восток, на которой берут начало свое ручьи, составляю­щие чрез свое соединение речку Желобовку, но, подходя к родникам реки Мутнянки, покатость ее делается круче и, обогнув реку Мутнянку, выдается мысом у винного подвала и образует таким образом глубокое русло этой реки. От винного подвала высота эта имеет крутую покатость на 10 сажень9 и подходит каменным уступом к роднику Карабину, потом, обойдя этот ручей и образовав отлогий хребет, простирается между означенным ручьем и рекою Мамайкою, составляя берег сей последней реки. Высоты за рекою Ташлою, простираю­щиеся к Круглому лесу, имею т также общее склонение на восток и состоят из уступов, по наружному своему образованию они похожи на высоты, простираю­щиеся на правом берегу этой реки.

Новости Ставрополя / Карта Ставрополя / Погода ставрополь

Афиша Ставрополя / Ставропольский форум

Контакты

Скачать логотип


icq-961229
e-mail-написать
tel-89187528737

Раздел статей
БеSPредеL
О жизниО любви
Мужчина и Женщина
ForУмные игры
ЮмоR
Другая сторона
Компьютерный RaZдел
ОпRоSы
В мире науки.
С.М.И.

1977 Шацкий Муравьев Ставрополь часть 3

И, выпивая залпом бокал, прокричал по-латыни (по-видимому, «Да погибнет!»). — «Сумасшедший! — сказали мы все, увлекая его в комнату,— что вы делаете?! Ведь вас могут услыхать, и тогда беда!» — «У нас в России полиция еще не училась по-латыни»,— отвечал он, добродушно смеясь. Лишь к утру расстались мы уже не простыми знакомыми, а почти друзьями и расстались с иными навсегда».

Пока декабристы ожидали назначения в действующую армию, в Ставрополь прибыл сосланный на Кавказ М. Ю. Лермонтов. Здесь и произошла его встреча с изгнанниками, а также с доктором Н. В. Майером, который послужил поэту прототипом доктора Вернера в романе «Герой нашего времени». Одна часть декабристов, прибывших в Ставрополь, была размещена в полках Кавказской линии, а другая — направлена в Закавказье. Лорер писал: Николай I «повелел разместить нас непременно по разным местам». В Пятигорске в 1838 г. состоялась встреча Н. П. Огарева с декабристами, которая как бы символизировала историческую преемственность двух поколений русского освободительного движения.

Эта встреча оставила в памяти Огарева неизгладимое впечатление на всю жизнь. Более двадцати лет спустя Н. П. Огарев вспоминал: встреча с декабристами «возбудила все мои симпатии до состояния какой-то восторженности. Я стоял лицом к лицу с нашими мучениками. Я — идущий по их дороге, я — обрекающий себя на ту же участь...»

Жизнь декабристов на Кавказе была нелегкой: многие из них сложили головы в сражениях, умерли от ран и болезней.

Пророчески прозвучало знаменитое стихотворение А. Одоевского «Куда несетесь вы, крылатые станицы?» Проезжая по ставропольской земле и глядя на стремительный полет журавлей на юг, поэт с глубокой грустью произнес:

«И мы на юг! Туда, где

яхонт неба рдеет.

И где гнездо из роз

себе природа вьет.

И нас, и нас далекий

путь влечет!

Но солнце там души не

отогреет,

И свежий мирт чела

не обовьет...»

В сражениях были убиты А. Бестужев-Марлинский, И. Бурцов, Б. Бодиско, А. Берстель, В. Лихарев, А. Войнилович, А. Миклашевский. От ран и болезней скончались А. Одоевский, А. Корнилович, В. Дивов, Д. Арцибашев, Д. Искритский, Н. Кожевников, А. Ринкевич, Н. Семичев.

По всему Кавказу разбросаны могилы первенцев свободы. В Ставрополе умер близкий к декабристам поэт В. И. Соколовский и погребен на Варваринском кладбище. Облегчению участи сосланных на Кавказ в значительной мере способствовал А. С. Грибоедов, занимавший с 1826 г. пост начальника дипломатической канцелярии главноуправляющего в Грузии. Декабристы считали его «другом и добродетелем».

Благожелательно относились к ним и некоторые из высокопоставленных должностных лиц кавказской администрации: командующий Отдельным кавказским корпусом генерал А. П. Ермолов, начальник штаба корпуса генерал А.А. Вельяминов (в 1831 — 1837 гг. командующий войсками Кавказской линии и начальник Кавказской области), генерал Н.Н. Муравьев и др.

Полны глубокого смысла слова Н.П. Огарева, который писал о Кавказе той поры: «среди величавой природы со времен Ермолова не исчезал приют русского свободомыслия, где по воле правительства собирались изгнанники, а генералы по преданию оставались их друзьями».

Декабристы, сосланные на Кавказ, оставили здесь глубокий след в истории общественной мысли и культуры. Они принесли сюда революционные идеи и вписали яркую страницу в историю содружества народов Кавказа и России.

Среди русских писателей, которые не только близко познакомились с кавказскими народами, но и верно отразили их жизнь в своих произведениях, декабристы были первыми.

Один из руководителей и идейных вдохновителей декабристского движения Александр Александрович Бестужев-Марлинский, будучи другом Пушкина и Рылеева, считался звездой первой величины среди тех, кто формировал литературные вкусы революционно настроенной молодежи России 20-х — начала 30-х годов XIX в.

Александр Иванович Одоевский после Рылеева являлся самым значительным поэтом-декабристом. Декабристы оказали большое воздействие на развитие местной национальной литературы. Средством укрепления литературных связей явилось печатное слово на русском языке. Большая заслуга в этом принадлежала Пушкину, Грибоедову и декабристам.

В 1828 г. появилась первая русская газета на Кавказе «Тифлисские ведомости». Выступление на страницах газеты Бестужева-Марлинского, Сухорукова, Бурцова, Лачинова и других свидетельствовало о том, что герои 14 декабря не утратили революционного мировоззрения.

Деятельность декабристов на Кавказе имела большое значение и для самих изгнанников. Она вселяла уверенность, что смысл их жизни здесь заключался отнюдь не в том, чтобы «искупить вину» перед российским монархом, а в высоком гражданском предназначении — способствовать всестороннему сближению национальной культуры народов Кавказа с культурой великого русского народа.

Во второй половине 20-х и в начале 30-х годов декабристы имели не только в Тифлисе, но и на Северном Кавказе кружки «для дружеских бесед». Их творческая деятельность стала живой связью общественно-политической жизни кавказских народов с русским общественным движением.

Известный народник Адриан Михайлов, размышляя о глубоком духовном влиянии декабристов на развитие освободительных идей в России, вспоминал Северный Кавказ, Ставрополь, где учился, и поражался, «какую большую работу проделало русское самодержавие в деле революционизирования окраин, ссылая туда своих врагов. Коснулась эта работа и Ставрополя».

Все это показывает, как в общественной жизни осуществлялась глубокая связь и преемственность двух поколений русских революционеров на далекой окраине страны.

 

Экономический центр Предкавказья

Многолетняя Кавказская война потребовала большого напряжения народных сил. По южным и юго-восточным дорогам страны на Кавказ двигались воинские команды, партии рекрутов, обозы, транспорты с военными грузами, продовольствием и фуражом.

Весь этот нескончаемый поток по Большому Черкасскому тракту устремлялся к Ставрополю. Здесь можно было встретить рязанских и калужских извозчиков с «казенной кладью» из Москвы (на дорогу уходило около 40 дней), транспорты с оружием из Тулы. С Дона, из Воронежской и Саратовской губерний сюда прибывали обозы с хлебом для войск.

По сведениям за 1850 г., для доставки в казенные магазины соли потребовалось более 300 пароволовых фур, а для перевозки обмундирования и продовольствия необходимо было более шести тысяч таких фур. Особенно большой приток людей и обозов наблюдался здесь в летние месяцы, когда, помимо солдат и рекрутов, прибывало «из России» много рабочих.

Для укомплектования полков Кавказской действующей армии через Ставрополь двигались рекрутские партии не только из губерний южной полосы, но также из Тамбовской, Воронежской, Рязанской, Курской, Саратовской, Оренбургской и других губерний. Более 60 лет Ставрополь являлся воротами, через которые прошли на Кавказ многие тысячи людей.

Потребностям войны в значительной степени была подчинена коммерческая деятельность ставропольских купцов, которые заключали контракты, совершали крупные подряды на поставку продовольствия для армии и перевозку военных грузов.

Купец 1-й гильдии Игнатий Волобуев за успешную поставку продовольствия и фуража к 1829—1830 гг. для войск Отдельного кавказского корпуса был награжден Николаем 1 золотой медалью.

На этих поставках купцы наживали большие деньги, во имя чего шли на обман, подлоги и спекуляцию. По свидетельству командующего войсками Кавказской линии в 1840 г. «главные торговцы» Иван Волобуев и Стасенков при закупке продовольствия для войск «допускали непозволительную спекуляцию». Не случайно генерал Филипсон в 1845 г. писал: «торговля и промышленность усердно разрабатывали единственный местный источник обогащения — казну». Главный промысел крестьян Кавказской области — «извозный» — тоже был подчинен потребностям войны. Государственные крестьяне, кроме того, что занимались хлебопашеством большую часть года перевозили военные грузы, а по найму ставропольских купцов — строевой лес, доски, деревянную посуду, железные изделия из Ростова, Екатеринославской и Саратовской губерний.

Ставропольские и иногородние купцы брали на откуп все: от содержания почтовых станций и помещений для канцелярий до сбыта лесоматериалов и вина. Большие доходы купечество получало от торговли, которая оставалась одним из главных направлений их коммерческой деятельности. Городская дума по просьбе Географического общества в 1851 г. представила подробные сведения о торговле в Ставрополе и губернии. Купцы города, наряду с закупкой ржи, овса и ячменя для нужд армии, продавали заграничным конторам в Ростове-на-Дону и Таганроге пшеницу и льняное семя. В Москву, Харьков, Ростов, Курск вывозилось большое количество кож крупного рогатого скота. На московском и петербургском рынках славилось мясо быков черкесской породы, поставляемых с Кавказа.

часть 4

Администрация города Ставрополя / Ставропольский государственный университет /
Ставропольский государственный краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

При использовании материалов книги не забывайте об авторских правах и указывайте пожалуйста ссылку на ресурс.

Издательство Ставропольского государственного университета, 2007


cron