Ставрополь

Филологическая книга СГУ


 

Вернуться к началу.

Ставрополь. История города и Края.

Филологическая книга СГУ

Положение город а Ставрополя

Город Ставрополь лежит под 45° 3’ 5’’ северной широты и 10° 49’ 33’’ восточной долготы по С.П. меридиану. Он расположен между реками: Ташлою и Мутнянкою.

Местоположение города Ставрополя

Местоположение города Ставрополя представляет большую высоту, состоящую из нескольких уступов и образую­щую по течению рек и ручьев глубокие овраги. Высота эта к северу ограничивается крутою покатостью, составляю­щею береговой скат реки Ташлы, к северо востоку образует мыс, на котором построена крепость. Отсю­да до родников реки Мутнянки она имеет слабую покатость на восток, на которой берут начало свое ручьи, составляю­щие чрез свое соединение речку Желобовку, но, подходя к родникам реки Мутнянки, покатость ее делается круче и, обогнув реку Мутнянку, выдается мысом у винного подвала и образует таким образом глубокое русло этой реки. От винного подвала высота эта имеет крутую покатость на 10 сажень9 и подходит каменным уступом к роднику Карабину, потом, обойдя этот ручей и образовав отлогий хребет, простирается между означенным ручьем и рекою Мамайкою, составляя берег сей последней реки. Высоты за рекою Ташлою, простираю­щиеся к Круглому лесу, имею т также общее склонение на восток и состоят из уступов, по наружному своему образованию они похожи на высоты, простираю­щиеся на правом берегу этой реки.

Новости Ставрополя / Карта Ставрополя / Погода ставрополь

Афиша Ставрополя / Ставропольский форум

Контакты

Скачать логотип


icq-961229
e-mail-написать
tel-89187528737

Раздел статей
БеSPредеL
О жизниО любви
Мужчина и Женщина
ForУмные игры
ЮмоR
Другая сторона
Компьютерный RaZдел
ОпRоSы
В мире науки.
С.М.И.

1965 Минаева Очерки археологии часть 11

В 1111 г. русское войско под руководством Владимира Мономаха проникло в глубь половецкой земли за Дон и нанесло решительное поражение половцам. Русская ле­топись сообщает о том, что устраненный Мономахом поло­вецкий князь Отрок бежал на Кавказ «в Обезы за желез­ные ворота». Его брат Сырьчан удержался в донской сте­пи и после смерти Мономаха послал своего «гудьца» (гус­ляра) сказать Отроку: «Владимир умер, воротися, брате, в землю свою». Посылаемому гонцу Сырьчан дал такое наставление: «Молви ему мои слова, спой ему песни по­ловецкие, если же не захочет вернуться, тогда дай ему понюхать степной евшан». Отрок сначала отказался воз­вращаться и не хотел слушать половецких песен «гудьца», но когда понюхал «евшан», прослезился и сказал: «Лучше лечь костьми, да на родной земле, нежели на чужой жить в славе» — и вернулся в родную степь. Этим сказанием летописец стремился подчеркнуть значение побед Мономаха над половцами.

В грузинской летописи говорится, что в 1118 г. грузинский царь Давид Строитель направил к кипчакам (половцам) послов с предложением переселиться в Грузию; половцы охотно на это согласились и в количестве 40000 отборных воинов, под предводительством Атрака (по рус­ской летописи — Отрок), переселились в Грузию и образовали постоянное войско грузинского царя. Давид Стройтель женился на дочери Атрака — «главнейшего над кип­чаками». Как видим, сведения и русской, и грузинской ле­тописей о переселении части половцев в Грузию совпадают.

Историки намечают несколько центров половецких кочевий, широко разбросанных по степям Восточной Евро­пы. Профессор К.В. Кудряшов отмечает половецкие центры «лукоморские» или подунайские, приднепровские, при­морские, заорельские, донецкие, донские и, «наконец, из­вестны половцы, обитавшие в степях Предкавказья».

О пребывании половцев в степях Предкавказья упоми­нает русская летопись. Из официальной истории монголь­ских походов на русскую землю известно, что половцы оби­тали в степях между Азовским морем и Каспием, где в 1223 г. были разбиты воеводой Чингисхана Субедэ. Араб­ский историк Ибн-ал-Асир, повествуя о первом появлении татаро-монгольских отрядов в Восточной Европе в 1222 г., говорит о том, что татары, перебравшись через Ширванское ущелье, вступили в области Северного Кавказа. «Нападая на жителей этой страны, мимо которых проходили, они прибыли к аланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них. Они (аланы) собрали у себя толпу кипчаков и сразились с ними (татарами). Ни одна из обеих сторон не одержала верх над другой».

Сообщая далее о нападении татаро-монголов на полов­цев, Ибн-ал-Асир говорит: «Услышав эту весть, жившие вдали кипчаки бежали без всякого боя и удалились; одни укрылись в болотах, другие в горах, а иные ушли в стра­ну русских». Из сообщения Ибн-ал-Асира ясно вытекает, что половцы жили где-то в ближайшем соседстве с алана­ми, если аланы быстро могли собрать у себя «толпу кип­чаков», и что половцы жили где-то близко от Кавказских гор, если убегая от татар, они могли укрыться в горах.

Наиболее веские доказательства пребывания половцев на Северном Кавказе дают археологические данные. В 1894 г. проф. Н.И. Веселовский близ г. Анапы раскопал 6 небольших курганов, в ко­торых обнаружены погребения людей, сопровождаемые конскими погребениями. В центре кургана находилась лошадиная могила. При костяке лошади, нарочито убитой при погребении ее хозяина, были найдены железные стре­мена, железные пряжки, железные удила и деревянное седло. Обе луки седла были украшены накладными костяными пластинками с резным орнаментом в виде переплетающихся между собой кружков с точками в центре. Лошадь была привязана к сосновому столбу, который сохранился тут же.

Скелет человека лежал в особой гробнице, южнее конской могилы. При нем обнаружены железные наконечни­ки стрел, железная шашка, бронзовые пуговки от одежды. На некоторых мужских скелетах лежали железные кольчуги. Проф. Веселовский датировал погребения XI — XII вв. н.э. В них ярко отразился кочевнический быт погребенных. Умершего сопровождал конь, ведь с конем он не разлучался при жизни и без коня не мыслил своего существования и в «загробном мире». Сопровождали его и предметы воо­ружения, ведь они ему были крайне нужны при грабитель­ских набегах, при охоте и охране стад — главных занятий его жизни.

Н.И. Веселовскому удалось проследить курганы этого рода от предгорий Анапы до окрестностей г. Новороссийска. В 1902 г. тем же исследователем было вскрыто погребение близ станицы Ладожской, бывшей Кубанской области, где обнаружены кости коня. Поверх человечес­кого скелета лежал деревянный лук с костяными украшениями; на голове большой железный шлем. С левой сторо­ны погребенного лежали сабля, нож, каменный оселок и железные наконечники стрел.

В начале XX века проф. Д.Я. Самоквасов под Пятигорском близ колонии Константиновки раскопал курган, в котором оказались погребенными человек и мул. При человеческом костяке найдены колчан из костяных пластинок с изображениями животных, наконечники железных стрел, железный наконечник копья, круглая конусообразная бляха, железный нож, кресало и пара железных стремян. В челюстях мула сохранилось железное удило. Погребальный обряд и инвентарь данного погребения весьма близок половецким погребениям.

В 1886 г. в районе села Здвиженского (Воздвиженского), Ставропольской губернии, близ р. Маныч, при раскопке кургана найдены две золотые крупные серьги и медное зеркало. Серьги состояли из толстого золотого прута, согнутого в широкое несомкнутое кольцо; на кольцо насаже­на полая биконическая бусина, покрытая острыми колпачками; верхушки колпачков украшены бисеринками, а по основанию обведены веревочкой. Подобные серьги находились на территории, занятой половецкими кочевьями — в южнорусских степях и в степях центральной Европы. В настоящее время серьги из Здвиженского хранятся в Эрмитаже.

Интересный комплекс вещей был случайно найден в се­ле Подлужном близ Ставрополя и доставлен в Ставропольский музей в 1954 г. Он состоит из тонких костяных пластинок с резным орнаментом, украшавших седло, из трех тонких бронзовых бляшек с прямоугольными вырезами, нескольких маленьких обойм из бронзовой проволоки, уз­ких костяных накладок от лука и костяной пуговички с на­резками. Костяные накладки от седла тождественны накладкам из Анапских курганов. Несомненно, что и в с. Подлужном было разрушено половецкое погребение Х I —Х II вв.

В 1956 и 1959 гг. на левом берегу р. Кубани, в пяти ки­лометрах южнее аула Кубины, Карачаево-Черкесской автономной области, мною были исследованы три кургана с половецкими захоронениями. В одном из них вместе с по­гребением мужчины была погребена лошадь. В другом, женском погребении оказались ножные кости лошади, а в погребении детском на краю могилы лежала нижняя челюсть лошади.

Все упомянутые курганы были насыпаны половцами, бродившими в период от конца XI в. до начала XIII в. по степям Северного Кавказа со своими стадами крупного рогатого скота, табунами лошадей, отарами овец.

О пребывании половцев на Северном Кавказе свидетельствует и еще один вид памятников, так называемые «каменные бабы».

Соучастник турецко-татарского похода к Азову и Астрахани в 1569 г. сообщает: «прийдоша ко езеру текущему его же нарицают Салилле-Дигирлик итамо уже есть конец поль можарских... и везде в полях стоят яко человеки по древнему обычаю от каменя соделанные, но тыя камения уже мхом поростоша». Здесь, очевидно, отмечаются «камен­ные бабы» в Прикумских степях, вблизи развалин золото-ордьнского города Мадакара, о котором мы расскажем в следующей главе.

часть 12

Администрация города Ставрополя / Ставропольский государственный университет /
Ставропольский государственный краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

При использовании материалов книги не забывайте об авторских правах и указывайте пожалуйста ссылку на ресурс.

Издательство Ставропольского государственного университета, 2007


cron