Ставрополь

Филологическая книга СГУ


 

Вернуться к началу.

Ставрополь. История города и Края.

Филологическая книга СГУ

Положение город а Ставрополя

Город Ставрополь лежит под 45° 3’ 5’’ северной широты и 10° 49’ 33’’ восточной долготы по С.П. меридиану. Он расположен между реками: Ташлою и Мутнянкою.

Местоположение города Ставрополя

Местоположение города Ставрополя представляет большую высоту, состоящую из нескольких уступов и образую­щую по течению рек и ручьев глубокие овраги. Высота эта к северу ограничивается крутою покатостью, составляю­щею береговой скат реки Ташлы, к северо востоку образует мыс, на котором построена крепость. Отсю­да до родников реки Мутнянки она имеет слабую покатость на восток, на которой берут начало свое ручьи, составляю­щие чрез свое соединение речку Желобовку, но, подходя к родникам реки Мутнянки, покатость ее делается круче и, обогнув реку Мутнянку, выдается мысом у винного подвала и образует таким образом глубокое русло этой реки. От винного подвала высота эта имеет крутую покатость на 10 сажень9 и подходит каменным уступом к роднику Карабину, потом, обойдя этот ручей и образовав отлогий хребет, простирается между означенным ручьем и рекою Мамайкою, составляя берег сей последней реки. Высоты за рекою Ташлою, простираю­щиеся к Круглому лесу, имею т также общее склонение на восток и состоят из уступов, по наружному своему образованию они похожи на высоты, простираю­щиеся на правом берегу этой реки.

Новости Ставрополя / Карта Ставрополя / Погода ставрополь

Афиша Ставрополя / Ставропольский форум

Контакты

Скачать логотип


icq-961229
e-mail-написать
tel-89187528737

Раздел статей
БеSPредеL
О жизниО любви
Мужчина и Женщина
ForУмные игры
ЮмоR
Другая сторона
Компьютерный RaZдел
ОпRоSы
В мире науки.
С.М.И.

2000 Найденко над речкой Грушевой

Источник: А. Найденко. Над речкой Грушовкой // Альманах «Памятники отечества», № 48. — М.: 2000.

 

А. Найденко

Над речкой Грушовкой

В 1973 году ученые Ленинградского университета и Ставропольского пединститута взбудоражили весь археологический мир. В одном километре к юго-западу от современной черты краевого центра они раскопали потрясающие родосские амфоры со штампами-клеймами.

 

К 200-летию Ставрополя было принято решение организовать долговременные обширные археологические раскопки Грушовского городища с последующим бла­гоустройством и превращением памятника в музейный экспонат. Активные раскопки ве­лись в 70-х годах силами студентов Педин­ститута (ныне Ставропольский государст­венный университет). Ведутся они и в настоящее время.

Грушовское городище было открыто в 1939 году географом В.Г.   Гниловским и обследовано в 1945 году Т.М. Минаевой. Затем оно долго не привлекало археологов.

Городище расположено на высоком скалистом мысу, который выступает из правого (северного) берега глубокой, лесистой, промытой в массиве Ставропольской возвышенности речкой Грушовкой. Мыс находится приблизительно в полутора километрах от вершины ущелья. С востока и запада его обрамляют балки-отроги, образованные стоками родников, выходящих из-под земли у основания мыса. Южный и восточный склоны мыса очень крутые, они свободны от леса и умеренно задернованы. Западный — густо порос лесом.

Городище имеет вид аккуратной овальной чаши с невысокими краями. До начала раскопок оно выглядело как ровная пло­щадка, слегка углубленная в центре, окаймленная валообразной насыпью, проходящей по самому краю мыса. С внешней стороны насыпь сливалась со склонами.

Дорога внутрь городища шла по восточному краю внешней валообразной насыпи и огибала ее по склону, затем поворачивала и проходила между первой и второй линиями обороны. В средней части внутренней линии укреплений, где имелось заметное понижение, были обнаружены остатки древних ворот.

К северу и северо-востоку от городища удалось обнаружить следы незащищенного стенами поселения VIII — IV вв. до н.э. Здесь в распаханном гумусе встречается большое количество фрагментов керамики, попада­ются обломки глиняной обмазки плетня, об­ломки зернотерок, пряслиц, отдельные камни и их скопления.

Уже в 1980—1981 годах в 600 метрах к северо-западу от городища был обнаружен грунтовый могильник, погребения в котором в виде ям обкладывались кусками камня и оформлялись на поверхности кромлехами (кольцами диаметром от 5 до 15 метров, выложенными из камней).

После изучения материалов раскопок, начатых в 1973 году, исследователи постепенно меняли представление о значении Грушовского городища. Был сделан вывод об от­сутствии раннесредневекового слоя на горо­дище. Оно принадлежало, как выяснилось, к эпохе раннежелезного века.

Проложенные в процессе раскопок тран­шеи на запад и север прорезали внутреннюю основную валообразную насыпь, оказавшу­юся кладкой крепостной стены, и наруж­ную, находящуюся на двадцать метров се­вернее. Третья, самая трудоемкая траншея 40-метровой длины, «пробитая» перпенди­кулярно крепостной стене, шла в северном направлении. Она прорезала все укрепления городища, исторически сменявшие друг друга, которые, как оказалось, складывают­ся в две фортификационные системы.

Оказалось, что основу валообразной насы­пи, опоясывающей городище, составляют остатки оборонительной стены. Ее ширина приближалась к пяти метрам. Вся валообразная насыпь представляла собой резуль­тат разрушения ограждавшей мысовую часть поселения крепости стены.

Раскопки позволили восстановить систе­му оборонительных сооружений городища раннего железного века, реконструировать их. Городище — цитадель поселения — располагалось на скальном мысу с лесистыми, почти отвесными обрывами с трех сторон. По периметру городище уже в начальный период своей истории было укреплено ва­лом, насыпанным из рваного камня раку­шечника. С северной напольной стороны ка­менная выкладка вала опускалась в ров. Вместе с валом ров был весьма значительной преградой — высота от дна рва до верха вала достигает четырех метров. Для создания рва использовалась неровная, довольно широ­кая цепочка естественных «провалов» в скальном материке. Эти провалы и форми­ровали контуры рва. Вал и ров полностью изолировали городище от поля.

Появление в степях Предкавказья воин­ственных скифов, затем сармат, видимо, за­ставило обитателей Грушевского городища усилить крепостные сооружения. Так, через два-три века после основания крепости были возведены мощные каменные стены тол­щиной от 4 до 5 метров, которые в основном шли поверх вала. Стена сложена насухо и состоит как бы из двух панцирей и внутрен­ней забутовки. Панцирный камень, особенно с фасадной стороны, крупный и несколь­ко подтесан. Стеновой камень тщательно подбирался, кладка просыпалась песком. Возможно, использовалась влажная земляная заливка. Строительные особенности сближают крепостную стену с образцами каменного зодчества некоторых греческих городов, например Танаиса. Тогда же впере­ди, в 20 метрах от новой стены, была соору­жена еще одна оборонительная валообразная насыпь из камня и земли. За пределами этой насыпи вырыли новый ров.

Вскоре городище перестало существовать. Его гибель запечатлена слоем до 30 сантиметров гари и золы, обгорелых кусков дерева, обожженной глины.

Через несколько лет после разрушения стены произошла какая-то катастрофа, со­провождавшаяся грандиозным пожаром. Зола «подстилает» известняковый массив, на камнях стены и на камнях в толще мас­сива заметны розовато оранжевые следы пламени.

В огне известняковые блоки из верхних рядов кладки дробились и превращались в массив негашеной извести, слой ее отложил­ся у основания стены с внутренней стороны. С внешней стороны стены огонь не достигал такой силы, как внутри крепости. В даль­нейшем не имевшая стока замкнутая чаша городища могла неоднократно заболачи­ваться. Проникавшие через сравнительно слабый грунтовый слой воды попадали в известковую массу и в итоге накрепко ее сце­ментировали.

Современный уровень исследования городища позволил создать следующую схему строительных периодов в истории жизни городища.

Жилища первых жителей возводились главным образом на материковой скале, которая местами была покрыта слоем надматерикового грунта.

Остатки жилищ древнейшего строительного периода обнаруживаются в нижних срезах культурных напластований, которые находятся на глубине чуть более метра от поверхности. Это в основном разрозненные камни, лишь в редких случаях два плоских камня лежат один над другим. Камни чаще всего неправильной конфигурации, рваные, размером приблизительно 20 на 30 сантиметров. Намечаются лишь контуры прямоугольных или округлых жилищ. Развалы из камня, очевидно, следует считать ниж­ними разрушенными основаниями жилищ. Сами жилища, возможно, делались из сама­на (земли и глины с добавлением соломы, навоза).

К нижнему уровню относятся и выявлен­ные во многих квадратах раскопа остатки глиняных площадок, докрасна обожжен­ных. Это остатки очагов первых жилищ го­родища.

К следующему строительному периоду на городище относится очень много каменных кладок и их развалов. Кладки сохрани­лись на разную высоту, в некоторых местах на высоту 2-3 камня, что вместе составляет 30 сантиметров. Очевидно, что, как и наи­более ранние кладки, последние также не могут свидетельствовать о наличии жилищ из камня на городище во второй строитель­ный период, и могут говорить лишь о про­должении использования приема укрепле­ния оснований глинобитных и земляных жилищ камнем. Очевидно, в этом периоде совершенствуется техника сооружения жи­лищ применением толстых деревянных прутьев, из которых сплетается каркас хи­жины, а затем этот каркас густо обмазыва­ется глиной (турлук). К этому заключению приводят находки обожженных глиняных комьев в впадинах от вмазанных в глину прутьев.

Культурный слой второго строительного периода, хронологически следующего за пер­вым, характеризуется содержанием большо­го количества керамики, характерной для эпохи раннежелезного века (тип керамики позднекобанской культуры). Найдено также много предметов из бронзы и железа, ору­жия, украшений...

Как показывают материалы, через 2-3 века с тех пор, как начала обживаться пло­щадь на речном мысу, на городище поверх древнего вала начинает возводиться тол­стая крепостная стена из местного раку­шечника. Старый широкий и глубокий ров жители городища заполнили землей довер­ху, сровняли поверхность камнем, а за пре­делами бывшего рва возвели еще одну скобообразную линию укреплений — длинный 18-метровый вал на север от городища, хотя и не очень высокий — два с небольшим ме­тра. За северным фасадом вала был выло­жен новый обширный ров. Пространство между новой крепостной стеной и новым отдаленным или, лучше сказать, наруж­ным валом, после засыпки старого рва пре­вратилось в перибол — внешний удлинен­ный дворик городища.

Толщина культурных отложений за вре­мя от начала строительства стены и до конца жизни городища незначительна, и их можно отнести к третьему, последнему, строитель­ному периоду на городище. Он, несмотря на краткость, отличается не только разнообра­зием материалов, но и многообразием сохра­нившихся нижних ярусов жилищ.

Как на территории цитадели, так и за ее стенами во всех описанных слоях, а также на территории лежащего поселения найде­ны многочисленные бытовые вещи, разнооб­разные украшения, предметы вооружения. Отметим среди находок железные клиновид­ные тесла длиной 18—20 сантиметров, изде­лия из кости в виде пластин прямоугольной формы длиной 4—5 сантиметров, вероятно, для нанизывания нитей, проколки со слегка заостренным концом, бронзовые и железные шилья, крючья, булавки, иглы, во множест­ве глиняные пряслица. Исключительный интерес представляет большой обломок кле­паного бронзового котла.

Украшения, главным образом, из метал­ла, характерны для позднекобанской культуры и культур степного кочевнического ти­па, хронологически современных друг другу. Это булавки для скрепления одежды, из бронзового прута, витого в верхней его части и с загнутым в колечко концом. Булавки имеют длину до 15—20 сантиметров.

Распространенным украшением являются бронзовые и железные кольца, некоторые очень тяжелые на вес, так как выкованы из толстого, круглого в сечении прута. Не­сколько бронзовых пряжек, с круглой и пря­моугольной рамкой, с жестко впаянным не­подвижным язычком, дополняют коллек­цию находок. Часты находки бус стеклян­ных, пастовых, сердоликовых, бронзовых — кольцевидных и бочоночковидных.

Предметы вооружения разнообразны. Прежде всего это наконечники стрел скифского типа, столь свойственного для Кавка­за в эпоху раннежелезного века. Наиболее архаичными из них являются двухперые или двухлопастные втульчатые бронзовые стрелы близкого к ромбу очертания. Эти стрелы найдены в нижних культурных напластованиях городища. С верхними строительными горизонтами в основном связаны железные наконечники стрел — трехгранные, с короткой боевой частью и довольно короткой втулкой. Такие стрелы широко встречаются среди сарматских и меотских древностей, начиная с IV века до н.э. и до рубежа нашей эры. Кроме стрел, других предметов наступательного оружия нет. Неоднократно встречены чешуйки от бронзового панциря — пластинчатого доспеха. К оружейным комплексам относятся и железные ножи длиной в среднем 10 сантиметров, с очень коротким черешком и горбатой спинкой.

Перечисленные находки позволяют датировать и время жизни городища в целом, и время отдельных напластований. Так, кольчатые удила со стремячковидными «псалиями» типичны для северокавказских древностей IV— II веков н.э. Бронзовые скифские ромбические двухлопастные стрелы — для IV— I веков н.э. «Скифским временем», т.е. VII — IV веками до н.э. датируются горбатые железные ножи и витые кобанские булавки. Конечно, самым массовым археологическим материалом городища является керамика. Она представляет различные формы сосудов позднекобанских и степных — «скифских» типов, датируемых VIII — IV веками до н.э.

Остановимся здесь на античной керами­ке. Она представлена множеством фрагмен­тов, в том числе родосских амфор. Подобные амфоры, как явствует из оттисков, ввози­лись, очевидно, в течение довольно коротко­го отрезка времени, скорее всего, в первой четверти III века до н.э. Большая масса раз­битых штампованных амфор расположена компактно, в одном месте и на одной глуби­не, они совершенно четко датируют время гибели городища, когда в огне пожара были разрушены и упали вовнутрь крепостные стены. Амфоры найдены под обвалом, в ос­новном возле стены — видимо, они были рас­ставлены вдоль стен, возможно, в каком-то небольшом помещении.

Грушовское городище — уникальный памятник древней истории нашей страны. Он — эталон для своей эпохи благодаря массивности материалов и прежде всего ме­стных керамических форм. Разнообразные находки свидетельствуют о прочных связях местного предкавказского населения, в том числе родственного скифам, с великой эллинской цивилизацией, раскрывают насыщенные яркими, значительными события­ми страницы древней истории Ставрополья. Материалы городища подтверждают сведе­ния Геродота, Страбона, Птолемея, относящиеся к древним народам, населявшим Ставропольскую возвышенность.

Администрация города Ставрополя / Ставропольский государственный университет /
Ставропольский государственный краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

При использовании материалов книги не забывайте об авторских правах и указывайте пожалуйста ссылку на ресурс.

Издательство Ставропольского государственного университета, 2007


cron